Февраль 2018, Россия, Подмосковье, посёлок Валентиновка.

Как аяхуаска помогла Мише бросить наркотики.

Напомню, как закончилась наша с Мишей церемония аяхуаски, ибо закончилась она весьма необычно.

весна 2017 года, Перу, Амазонка.

…На следующий день я спросил Леонсио, считает ли он нужным провести Мише серию церемоний аяхуаски. – Нет, — сказал Леонсио, — Ему хватит.

Я подумал, что ослышался или не так понял шамана. Я ещё не встречал в Перу шамана, который сказал бы гринго, что тому больше не требуется проводить церемонию. Я повторил вопрос и снова получил тот же ответ. Более того, Леонсио сказал мне совсем уж неожиданную вещь: — Когда правильно всё делаешь, то большинству людей вообще достаточно одной церемонии аяхуаски.

— Одной? Вы уверены? – переспросил я.

— Да, одной, — повторил Леонсио. Сомнений не оставалось. Опытный шаман (а Леонсио, несомненно, являлся таковым) утверждал, что при правильной подготовке человеку для достижения поставленной цели достаточно провести всего одну церемонию аяхуаски. Я спросил Мишу, что он думает насчёт того, чтобы повторить церемонию через некоторое время.

— Не-е-ет, спасибо, — усмехнулся Миша, — Вряд ли я когда-нибудь захочу принимать психоделики.

— Ты говоришь про аяхуаску, — уточнил я, — А как насчёт гашиша или спайса?

— Я больше не притронусь ни к спайсу, ни к гашишу, — сказал Миша, — Я всё понял про эти вещества. Они не способны дать ничего. Они не открывают другой мир. Это обман, и я вчера понял это с абсолютной ясностью. Так что если хотите пить аяхуаску, пейте сами, я подожду, а я больше не буду этой ерундой заниматься.

Я тогда подумал: – Как хорошо говорит, прямо приятно слушать. Вот только надолго ли хватит этой его убеждённости? На день? Два? На неделю? Приедем в Лиму, и что будет там?

Что произошло при возвращении нашем в Лиму, я уже описал в главе «Миша проходит церемонгию аяхуаски», а потому не буду повторяться.

Я пишу эти строки спустя год после Мишиного возвращения из джунглей. Пишу в своём подмосковном доме, за окном минус 25, конец февраля. На днях я навещал Мишу в Москве. Миша живёт один, практически не выходит на улицу, питается пиццей и много курит. Выглядит он неважно. Он сам зарабатывает себе на жизнь. Он не принимает никакие наркотики. Когда во время нашей встречи я спросил Мишу, не хочется ли ему покурить травы или нюхнуть дорожку кокаина, он ответил: — Это ничего не даст мне для понимания мира. А употреблять просто так, для кайфа мне неинтересно. Я же не торчок какой-нибудь.

Я не могу объяснить ни себе, ни кому-то другому, что именно произошло с Мишей во время нашей поездки в Перу. Какие нейронные связи перестроились в его мозгу? Какие идеи обесценились, а какие, наоборот, приобрели сверх-ценность? Я ведь не пишу диссертаций. Мне достаточно знать, что в результате нашей поездки Миша избавился от наркотической зависимости. И ещё мне приятно осознавать, что я сыграл в этом деле не последнюю роль.

 

Comments are closed.