Миша воюет с духами леса.

Май 2017, Перу, Амазонка

Миша воюет с духами леса.

В семь вечера на джунгли опускалась темнота. В просторной хижине, которая служила столовой, зажигали керосиновые лампы и накрывали ужин. Однажды в столовую залетела летучая мышь. Маленький вампир носился в сумерках у нас над головами. Это не давало Мише спокойно есть. Миша непрерывно озирался, и я заметил, что руки его слегка дрожат.
– Вы не могли бы её убить? – спросил меня Миша.
– Зачем? – сказал я, – Да и как ты себе это представляешь?
– Тогда дайте мне своё мачете, – сказал Миша. Я ответил, что не хочу устраивать кровопролитие.
– Но почему эта тварь летает над самой моей головой? Посмотрите, она же как будто нарочно летает надо мной. Откуда мне знать, что это не злой дух из леса? – спросил Миша. Он был близок к панике.
– Если это дух, то как ты его убьёшь? – заметил я. Миша промолчал, будто и не слышал меня. Он искал глазами летучего вампира.
– Мошкара летит на свет наших керосиновых ламп. Смотри – тут мошек больше чем снаружи, – объяснял я, – А летучие мыши как раз этими насекомыми и питаются. Другой вопрос, как она пробралась в столовую? Хотя тут в москитной сетке такие дыры…
Миша свернул в рулон рекламный журнал «Ротари» и принялся прыгать в попытках сбить летучую мышь. Он так и не сбил её. Но она, почуяв опасность, сама покинула столовую.

Миша включил компьютер и погрузился в игру. Но не надолго. Свет керосиновых ламп привлекал бабочек. Некоторые из них были гигантскими. Каждый раз, когда бабочки приближались к Мише, он шарахался от них, как от призраков.
– Они безобидные, не стоит их бояться, – говорил я.
– Как же, безобидные! Да вы посмотрите на них! – отвечал Миша. Он сворачивал журнал и начинал сбивать бабочек на пол. Бабочки лежали на полу, раскинув свои удивительные крылья. Миша подходил к ним, рассматривал издалека, не наклоняясь, потом раздавливал их ногой. Снова рассматривал. Бабочки не шевелились. Миша добивал их каблуком. Но на смену погибшим прилетали всё новые.
– Даже Вишну было бы не под силу одному справиться со всеми бабочками Амазонских джунглей, – сказал я.
– Вишну ведь бог. Почему не справился бы? – спросил Миша.
– Даже боги не всемогущи, – начал я, потягивая растворимый кофе, – В жизни индуистских богов бывали случаи, когда они призывали друг друга на помощь.
– На помощь? – заинтересовался Миша.
– Да, такое случалось неоднократно. Во вселенной полно неизвестных нам сил. И у богов периодически происходит что-то вроде разборок. Вот тебе один пример. Однажды незаконнорожденные дети Индры (был такой бог, чуть ли не главный) решили захватить вселенную, а Брахман с Вишну не могли справиться с ними. Шива же, третий из великой индуистской троицы, как всегда, где-то отсутствовал. Его нашли в пещере под горой Кайлаш, обкуренного гашишем и опьянённого псилоцибиновыми грибами. Силой медитации Вишну разбудил его, и вот тогда-то втроём великие боги побили многочисленную армию врагов и в который раз спасли вселенную от хаоса.
– Он синий – Шива? – спросил Миша. Взгляд его стал зачарованным, а руки перестали трястись. Он уже не замечал пролетавших прямо над ним бабочек.
– Насколько я помню, он серый, – сказал я, – Он такой … пепельный что ли. На нём тигриная шкура, он живёт на горе Кайлаш, и он любит покурить гашиш и грибы. Также он любит соблазнять простых земных девушек. В этом они похожи с Кришной. Кришна-то как раз синий. Да, точно. Кришна синий. Он молодой, как ты. Он ничего запретного не употребляет. Он играет на флейте. И женщины к нему липнут. Выстраиваются в очередь. А Шива может влюбиться, гуляя в полях, в какую-нибудь прекрасную крестьянку и прикинуться, например, быком. Та начнёт играть с быком, и тут Шива её соблазняет. Не знаю, правда, чем соблазняется женщина, когда видит быка. Вобщем, Шива увозит её к себе на Кайлаш, и там они предаются усладам.
– А как называются последователи Шивы? – спросил Миша.
– Шиваисты, – сказал я. Миша на минуту задумался, потом сказал:
– Я думаю, что я шиваист. Я хотел бы странствовать с ними. И стать их предводителем. Мне много раз виделось во время курения гашиша, что у меня в руках таки штуки, вот чёрт, как они называются?
– Трезубец? – подсказал я, – У Шивы, по-моему, всегда был трезубец.
– Да. И ещё другая вещь.
– Возможно, ваджра. Или чаша с дымящимся галлюциногенным напитком, – предположил я. Я не помнил, что держал в руках Шива.
– Наверно, – сказал Миша, – И Шива попирал ногой окровавленные головы.
– Точно. Головы. Они висят у него на шее гирляндами. А попирал он кого-то поверженного и униженного.
– Я шиваист, – сказал Миша.
– С чего ты взял? – спросил я. Миша немного помялся, потом сказал:
– На одних курсах по магии меня называли Шива. Потом у мня долгое время был такой ник. А вы не знаете, как можно примкнуть к шиваистам?
– Очень легко, – сказал я, – Приезжаешь в Катманду (лететь лучше всего через Дубай, там удобная трёхчасовая стыковка рейсов), идёшь к священной реке Багмати в местечко под названием Пашупатинатх. Там-то и собираются самые крутые шиваисты со всего мира. Самые оторванные, самые отмороженные. Я кое-кого помню среди них. Они встречаются на Обезьяньем холме среди развалин древнего шиваистсвкого храма и живут там. Спят прямо на земле, жгут костры, курят дурь. Собираются большие тусовки. Оттуда они перемещаются в другие места. Куда-нибудь, где проходят шиваисткие праздники. Например, в Гималаи, в храм Шивы под Аннапурной. Там есть самовозгорающийся огонь. Как в Израиле, в храме гроба господня. Потом в Индию. Потом куда-нибудь в леса на границе Индии и Непала. Пути их миграций известны лишь им самим.
– Я Шива, – снова сказал Миша. Его глаза горели, – А вы сможете поехать со мной?
– Конечно. Если твои родители не будут возражать, – ответил я. Это была правда. Мне очень захотелось в Непал. Я не был там уже лет шесть.
– Но ты не сможешь жить с шиваистами, – сказал я, – Где ты будешь подзаряжать свой компьютер и скачивать игры?
– Там мне не нужен будет компьютер. Я, наконец, буду свободен. Мне будет на всё насрать. Пусть бараны в городах смотрят свои сериалы.
– У тебя в голове каша, – сказал я, – Сейчас ты Шива, перед сном ты – волшебник из страны Оз, завтра утром будешь ещё кто-нибудь.
– Кто это – волшебник из страны Оз?
– Есть такая сказка. Там девочку вместе с домом и собачкой унёс ураган. И она попала в волшебную страну. Читал? – спросил я.
– Я не читаю книг, – сказал Миша.
– Почему?
– Не люблю. Не могу читать. Это глупое занятие. Книги – это не моё, – ответил он.
– Но про эзотерику ведь ты читаешь? – возразил я.
– Это другое дело. Я читаю книги, где говорится о конкретных методах овладения силой. А всякую ерунду я не читаю.
– А книги своего прапрадедушки ты читал? – спросил я.
– Нет, – заявил Миша с некоторой гордостью. Было в его словах презрение к книгам предка.
– А ведь вы с ним чем-то похожи. Учился он плохо. Церковь не любил. Всю жизнь искал нестандартные пути. В тюрьме даже сидел за это.
– Мама говорит, что мы не похожи, – сказал Миша. Я заметил, что разговоры о предке тяготят Мишу. Видимо, я был не первый, кто поднимал эту тему.
– Насчёт духов, – сказал я, переключив тему,- Когда мы будем проходить церемонию аяхуаски, ты увидишь много духов леса. Увидишь богов. Думаю, ты встретишь там Шиву. Там, в пугающей неразберихе образов, – я крутанул перед Мишей руками, – Тебя закрутит спиралью и унесёт в микрокосм, который одновременно является макрокосмом. Там, пройдя сквозь боль и страх и стыд и кошмар, ты поймёшь, кто ты такой. Всё встанет на свои места. Увидишь, что есть плод твоей фантазии, а что есть реальность. И это знание ты будешь нести через всю свою жизнь.
– Посмотрим, – Миша усмехнулся, – Мне много чего обещали на курсах магии. И я особо не верю, что мне откроется нечто… Когда мы будем её пить? Аяхуаску? – спросил Миша.
– Как договорились. Завтра начнём с сананго, (оно по-проще) и если всё пройдёт хорошо, через пару дней приступим к самому главному. Пойдёшь завтра со мной к шаману? В восемь утра выйдем и через час будем у него. Наверняка застанем его в это время.
– Вряд ли я встану так рано. Да и какой мне смысл за ним идти? Вы ведь всё-равно приведёте его сюда, в лагерь?

Получить консультанцию

Получить консультанцию

Получить консультанцию